Может ли отдельный акционер выступать представителем общества

Кто может действовать от имени общества?

Может ли отдельный акционер выступать представителем общества

Юридическое лицо может представлять интересы через специально уполномоченного на это гражданина, который в силу должностной инструкции или определенного соглашения исполняет возложенные обязанности за установленную оплату. Если такое лицо непосредственно входит в штат компании, услуга входит в определенный размер зарплаты сотрудника.

Представительство интересов общества может возникнуть:

  1. При заключении коммерческих и иных договоров.
  2. Для взаимодействия с государственными учреждениями.
  3. При судебном разбирательстве различных форм и инстанций.

Законным представителем компании согласно КоАП РФ (кодекс административных правонарушений России) является непосредственно ее директор или иной фактический управляющий.

На основании ФЗ № 14 «Об ООО», такие функции могут быть переданы не одному лицу, а нескольким – коллегиальному органу.

В этом случае официальный представитель ООО будет избран из их числа, а его полномочия – удостоверены отдельным документом.

Официальный уполномоченный или коллегиальный совет компании могут передать соответствующие полномочия иному физическому или юридическому лицу (чаще всего), который на основании соответствующего договора будет исполнять возложенные обязанности в мере и срок, установленный этим документом.

Уполномоченные лица в силу своего назначения обладают соответствующими правами и несут определенную ответственность.

Права:

  • Непосредственно представление интересов от имени компании.
  • Возможность ознакомления с дополнительной информацией, находящейся в его компетенции. В том числе путем запроса в официальных структурах от имени общества.
  • Получение соответствующего вознаграждения (в случае найма).
  • Использование услуг сторонней организации в роли законного защитника и наделение ее компетенцией.
  • Утверждение внутренних нормативных документов компании.

Обязанности:

  • Использование полученной информации в рамках предоставленных полномочий.
  • Защита интересов компании в процессуальном порядке.
  • Исполнение возложенных обязанностей в рамках заключенного трудового соглашения или договора найма.

Подтверждением полномочий назначенного представителя является удостоверяющий это документ. Если таким лицом является директор или иной управляющий – такой бумагой станет документ, подтверждающий его служебное положение. Если такой гражданин работает по найму – доверенность, оформленная у нотариуса или непосредственно в канцелярии общества.

Представители ООО по доверенности

Представитель ООО по доверенности назначается, чаще всего, в рамках отдельного правоотношения или судопроизводства на оговоренный срок. Таким лицом может стать физический или юридический субъект. Если поверенный избирается из членов общества – его наделяют соответствующими возможностями на основании внутреннего документа – назначения или приказа.

В случае использования сторонней компании, оказывающей подобные услуги, или такого гражданина – оформляется доверенность специальной формы, удостоверенная в нотариальной конторе.

Права и обязанности такого представителя четко регламентируются составленным договором (при необходимости) и сами текстом доверенности, составленным по следующему образцу:

  1. Наименование документа.
  2. Паспортные данные, ИИН участвующих лиц.
  3. Перечень предоставленных поверенному привилегий и обязанностей.
  4. Срок действительности документа.
  5. Подписи заинтересованных лиц, нотариуса с установкой штампа последнего.

Следует уточнить, если поверенным является юридическое лицо, нотариально заверенную доверенность оформлять не нужно. Правомочия возникают в момент подписания соответствующего договора.

Представители ООО в рамках судопроизводства

Представительство может происходить в рамках различных судебных процессов, в зависимости от которых используется та или иная форма защиты законных интересов компании.

  1. При гражданском судопроизводстве поверенным компании является директор или иной управляющий общества. Данная возможность может быть доверена одному из сотрудников на основании внутреннего приказа.
  2. При административном судопроизводстве используются аналогичные услуги указанных лиц, либо при помощи найма – третьей стороны, которая будет представлять интересы на основании нотариальной доверенности или соответствующего договора.
  3. В случаях уголовного преследования интересы компании зачастую представляет третья сторона, выполняющая услуги за вознаграждение.

При любой форме делопроизводства (кроме гражданского) следует воспользоваться услугами квалифицированного защитника (адвоката), призванного на основании отдельной договоренности или являющегося самими доверенным.

Пример по представлению интересов ООО

Для ООО потребовалась защита интересов в суде по уголовному делу по факту ограничения конкуренции. Полгода назад нынешняя структура компании была образована путем слияния нескольких однотипных компаний. При осуществлении процедуры все требования были соблюдены, и в отношении реорганизации произошла ее государственная регистрация.

Третья заинтересованная сторона, являющаяся истцом – компания-конкурент, занимающаяся реализацией аналогичной коммерческой услуги. Она утверждает, что слияние однотипных компаний, по сути – образование некоего картеля, способного существенно ограничить конкуренцию. Согласно ст. 178 УК РФ такое правонарушение наказывается уголовным преследование виновной стороны.

Для защиты интересов компании ее генеральный директор – непосредственный законный представитель пригласил квалифицированного защитника – адвоката, который на основании убедительных доводов опроверг возникшее исковое требование.

Для предъявления интересов в суде потребовались следующие документы:

  • Договор о назначении директора и его паспорт.
  • Доверенность о представительстве.
  • Лицензия на деятельность адвоката и его паспорт.

Заключение

Действовать от имени общества может его законный представитель или назначенное уполномоченное лицо. При этом их правомочия должны быть удостоверены следующими документами:

  1. Доверенность представителя ООО или бумага, свидетельствующая о занимаемой руководящей должности в структуре компании. Директор без доверенности действует от имени общества.
  2. Паспорт поверенного или иной документ, удостоверяющий его личность.
  3. Договор о найме сторонней профессиональной компании или физического лица (отдельному гражданину в любом случае выписывается доверенность).

Наиболее популярные вопросы и ответы на них по представлению интересов ООО

Вопрос: Здравствуйте. Меня зовут Ярослав. Как правильно оформить представительство в суд для нашего ООО?

Ответ: Добрый день, Ярослав. Согласно действующему законодательству доверительный документ при представительстве в судах общей юрисдикции, арбитражных, в том числе у мировых судей выписывается в нотариальной конторе в присутствии заинтересованных сторон или заключается отдельным договором, если будущий доверенный является юридическим лицом.

Непосредственно в суде представлять интересы будет одно лицо:

  • либо сам поверенный, достигший совершеннолетия и не имеющий законных оснований на препятствование такой деятельности;
  • либо назначенный квалифицированный сотрудник компании, с которым был заключен соответствующий договор.

Список законов

  • Cт. 178 УК РФ
  • ФЗ № 14 «Об ООО»

Заявки и звонки принимаются круглосуточно и без выходных дней.

Сохраните статью себе!

Источник: http://busines-suport.ru/ooo/obshhie-voprosy-ooo/kto-mozhet-dejstvovat-ot-imeni-obshhestva/

Является ли акционер представителем общества? ГК и Шопенгауэр

Может ли отдельный акционер выступать представителем общества

Федор Кузьмич, слава ему, трудится бесперебойно. То вот сказки, то стихи, то роман, то детектив, или рассказ, или новелла, или эссе какой, а о прошлом годе изволил Федор Кузьмич, слава ему, сочинить шопенгауэр, а это вроде рассказа, только ни хрена ни разберешь… Константин Леонтьич хвастал, что все понял, – ну, это он всегда хвастает: все смеялися.

Татьяна Толстая

Небольшое ответвление от дискуссии в блоге Романа Речкина по поводу видеолекции Олега Зайцева (и то, и другое весьма интересно, рекомендую).

http://zakon.ru/Blogs/doktrinalnyj_spor_s_olegom_zajcevym_o_prirode_polnomochij_direktora/14031

http://www.lawyercom.ru/uracademy/video-lectures/organ-yuridicheskogo-licza

Как известно, в этом году в статью 53 ГК («Органы юридического лица») были внесены изменения.  Самые интересные из них сводятся к следующему.

1) Раньше первый абзац п. 1 ст. 53 звучал так:

Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

Теперь он звучит так (курсив мой):

Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие от его имени (пункт 1 статьи 182) в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительным документом.

Упомянутый п. 1 ст. 182 («Представительство») гласит:

Сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого.

Полномочие может также явствовать из обстановки, в которой действует представитель (продавец в розничной торговле, кассир и т.п.).

2) Еще в п. 1 ст. 53 добавлен третий абзац (о допустимости назначения нескольких «исполнительных директоров»), который мы здесь подробно обсуждать не будем:

Учредительным документом может быть предусмотрено, что полномочия выступать от имени юридического лица предоставлены нескольким лицам, действующим совместно или независимо друг от друга. Сведения об этом подлежат включению в единый государственный реестр юридических лиц.

Комментаторы в основном сходятся во мнении, что законодатель тем самым установил правило, согласно которому орган юридического лица считается представителем юридического лица, со всеми вытекающими правовыми последствиями.  Последствия эти сформулированы в гл. 10 ГК («Представительство. Доверенность»).  (Раньше суды решали этот вопрос в том смысле, что представитель – это одно, а орган- совсем другое.) 

Некоторые комментаторы идут еще дальше и предлагают считать «представителем» юридического лица не только любой его орган (например, общее собрание акционеров), но и каждого члена этого органа (например, каждого отдельного акционера).

 Из этой позиции, по-видимому,  следуют довольно далеко идущие правовые последствия, в том числе возложение на акционеров фидуциарных обязанностей перед обществом, которых за ними традиционно не числилось (по общему правилу, за исключением определенных ситцаций).  

Также в продолжение той же логики предлагается считать, например, решение о назначении гендиректора «доверенностью», опять же со всеми вытекающими последствиями (в том числе прекращение всех доверенностей, выданных директором, с момента отставки директора).

Позволю себе высказать свое скромное мнение на этот счет (никому его не навязываю).

У меня в принципе нет каких-либо терминологических предубеждений.  Если законодателю так хочется, он может назвать «представителем общества» акционера, секретаршу акционера или племянника секретарши акционера.  (А свидетельство о рождении племянника считать доверенностью. 🙂

Но это надо делать внятно и недвусмысленно, с четко сформулированными правовыми последствиями.  Конечно, хотелось бы также, чтобы нормативные положения имели какие-то политико-правовые или доктринальные основания, но даже это – вопрос второй, правовая определенность важнее. 

В данном случае вместо четких формулировок имеем в норме какую-то невнятную ссылку в скобочках и последующий конкурс по эзоповому языку с целью ее расшифровки. 

Я лично слабо представляю процесс современного российского законотворчества.  Однако складывается впечатление, что фракция «прогрессистов» пытается провести свои идеи в ГК, но так, чтобы фракция «консерваторов» не догадалась, в чем дело, и не зарубила новшество.  В результате некоторые новеллы пишутся между строк, откуда они потом и считываются благожелательными комментаторами.

В прошлом году была аналогичная история с «обходом закона».  Несколько лет спорили о смысле термина, а потом написали в норме так, что ничего не разберешь. Авторитетные комментаторы при этом сказали, что норма очень хорошая. 

http://zakon.ru/Blogs/novyj_sposob_zloupotrebit_pravom_ili_normalnye_geroi_vsegda_idut_v_obxod__kommentarij_k_novoj_redakc/10033/62885

Однако нет никаких гарантий, что суды согласятся вычитывать смысл нормы между строк.  В связи с этим давайте попытаемся непредвзято прочесть, что же на самом деле написано в статье 53. (Вот прямо возьмите и прочитайте. 🙂

На мой взгляд, там сказано, что юрлицо приобретает права и обязанности через свои органы, которые «действуют от его имени».  Не больше и не меньше.

Довольно туманное выражение «действует от его имени» поясняется ссылкой на п. 1 ст. 182, где речь идет о сделках, совершенных представителем от имени представяемого.

Надо понимать, юрлицо приобретает права и обязанности через те органы, которые заключают сделки от имени юрлица.  Звучит вполне логично, чтобы не сказать тавтологично.

Однако ведь далеко не все органы полномочны заключать сделки от имени юрлица.  Так, общее собрание акционеров сделок от имени общества не заключает.  Решения собраний, насколько я понимаю, сделками не были признаны (судя опять же по косвенным признакам: заголовки разделов новой редакции ГК и т.п.).  Соответственно, ОСА представителем не является.

Более того, коллективные органы, даже полномочные совершать сделки от имени юрлица (правление), по определению не являются представителями юрлица, поскольку не являются лицами. 

Наконец, строго говоря, в норме не сказано даже, что ЕИО общества является его представителем.  Судя по тексту, я бы сказал, что речь идет лишь о расшифровке понятия «действовать от имени», а не о юридической квалификации статуса тех или иных лиц.  Так что, похоже, доктринальный спор так и остался нерешенным.

Я-то, в принципе, считаю правильным с политико-правовой, да и с практической точки зрения признать ЕИО представителем (поскольку нормы о представителе хорошо проработаны законодателем и судами, в отличие от правил о ЕИО).

  В связи с этим я лично готов интерпретировать невнятную норму в смысле признания ЕИО представителем, и даже в смысле распространения тех же правил по аналогии на коллективные исполнительные органы.

 (Правда, помимо меня, осталось уговорить суды. 🙂

Однако называть представителем общества совет директоров, члена совета директоров, собрание акционеров и даже отдельного акционера – по-моему, это слишком.  И во всяком случае в законе этого точно не написано. 

То, что собрание является органом, конечно, не означает, что каждый акционер тоже является органом (даже если считать, что каждый орган автоматически является представителем).

Никаких сделок от имени общества акционер заключать не может. Даже решения ОСА (хотя оно сделкой вроде как не является) он принять не может, ведь для этого нужно собрание, а не акционер.

Почему же вдруг акционер – представитель общества?

Также не вижу смысла именовать доверенностью решение о назначении директора. Ни доктринальных, ни практических выгод в этом антиинтуинтивном шаге я не вижу, одни только проблемы (директор ушел на повышение, а доверенности теперь все переписывать…). 

В соответствии с вышесказанным (принимая участие в упомянутом конкурсе по эзоповому языку), предлагаю расшифровать норму абз. 1 п. 1 ст. 53 следующим образом:

«Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через те свои органы, которые совершают сделки от его имени в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительным документом.

  При этом лицо, составляющее единоличный орган (в том числе единоличный исполнительный орган) юридического лица, совершающий сделки от имени последнего, считается представителем юридического лица (в смысле п. 1 ст. 182 ГК РФ).

  К коллективным органам, совершающим сделки от имени юридического лица, а также к лицам, действующим от имени юридического лица совместно (в смысле абз. 3 настоящего пункта), положения о представительстве применяются по аналогии с необходимыми изменениями.»

В связи со всем этим у меня скромное пожелание к законодателям и авторам законопроектов.

  Может быть, стоит вначале завершать доктринальную дискуссию по тому или иному вопросу и лишь после подведения, в той или иной форме, ее итогов имплементировать результаты в ГК в доступной для свежего человека форме?  Вместо того, чтобы пытаться вписать свою правовую позицию между строк, так чтобы оппоненты не заметили?

А то из ГК вместо экономической конституции получается какой-то мир как воля и представление.  

P.S. Да, если что, под Константин Леонтьичем подразумеваю исключительно самого себя…

Источник: https://zakon.ru/blog/2014/10/1/yavlyaetsya_li_akcioner_predstavitelem_obshhestva__gk_i_shopengauer

Правовые проблемы представительства акционеров на общем собрании акционеров

Может ли отдельный акционер выступать представителем общества

Правовые проблемы представительства
акционеров на общем собрании акционеров

В данной статье автор юрист А. Мадин рассматривает положения Закона «Об акционерных обществах», регулирующие статус представительства акционеров в органах управления АО. Вашему вниманию предлагается п. 1 ст.

47 Закона об АО: «Акционер имеет право участвовать в общем собрании акционеров и ать по рассматриваемым вопросам лично или через своего представителя.

Члены органов общества, а также иные работники общества не имеют права выступать в качестве представителей акционеров на общем собрании акционеров».

В чем же заключается юридическая сущность представительства интересов акционера на общем собрании? Общеизвестно, что в АО высшим органом является общее собрание акционеров. Общее собрание должно созываться не менее одного раза в год. На общем собрании акционеры – владельцы голосующих акций или их уполномоченные представители назначают, например, членов совета директоров.

Предлагаем рассмотреть, в чем же заключается разница в деятельности представителей различных акционеров, например, первых, имеющих право полноценно участвовать в заседаниях общего собрания и вторых, являющихся членами органов общества, но не имеющих согласно Закону об АО возможности полноценно участвовать в работе общего собрания акционеров.

Наиболее полно это можно рассмотреть на примере деятельности членов СД. Совет директоров осуществляет общее руководство деятельностью общества и подотчетен только общему собранию акционеров, компетентен принимать решения по многим вопросам, за исключением некоторых, входящих в компетенцию только общего собрания.

Таким образом, член совета директоров является законным и правомочным представителем акционеров в АО. Совет директоров заседает в среднем, как правило, один раз в месяц и является вторым в иерархии управляющим органом общества. Совет директоров состоит из самих акционеров, их представителей и других лиц (независимых директоров).

Поэтому участие члена совета директоров в качестве представителя акционеров в управлении обществом является необходимым, обоснованным и логичным.

Обязанность члена совета директоров, в том числе независимого, действовать в интересах АО неизмеримо больше, чем у рядового акционера, даже имеющего голосующие акции.

Она сопряжена и с большей ответственностью, и с более частым участием в управлении обществом и поэтому закреплена соответствующими полномочиями, отраженными как в законах, так и в уставе каждого АО.

У рядового члена совета директоров намного больше осведомленности о состоянии дел в АО, возникших проблемах в управлении финансами, в решении кадровых, технологических, снабженческих, маркетинговых и любых других вопросах, одним словом, о текущей финансовой и производственной ситуации. Большинство членов совета директоров изначально являются одновременно должностными лицами АО и представителями акционеров в управляющем органе общества.

Исходя из анализа вышеуказанных положений, возникает следующий вопрос. В чем логика запретительной нормы п. 1 ст. 47 Закона об АО? Члену органов общества (члену СД) один раз в год запрещается выступать в качестве представителя акционеров на общем собрании акционеров.

Ему же разрешается, мало того, обычно обязывается ежеквартально активно участвовать в качестве представителя акционеров в заседаниях Совета директоров и быть намного осведомленнее о делах общества, нежели многие другие акционеры.

То же самое можно утверждать в случаях, касающихся прав выступать в качестве представителей акционеров, некоторых других членов органов общества.

Однако согласно закону члены органов общества, а также иные работники общества не имеют права выступать в качестве представителей акционеров на общем собрании акционеров. Это означает, что ни один работник общества не может выступать в качестве представителей акционеров на ОСА.

На практике работников любого общества можно разделить на категории: высший руководящий состав; руководители и специалисты аппарата управления; основной рабочий состав. Любой из них может быть акционером, то есть иметь в собственности какое-то количество акций.

Согласно ст.

33 Закона об АО органами общества являются общее собрание акционеров, совет директоров, исполнительный орган и иные органы в соответствии с Законом об АО (например, служба внутреннего аудита), иными нормативными правовыми актами Республики Казахстан и уставом общества.

Таким образом, исходя из буквального толкования п. 1 ст. 47 Закона об АО, члены общего собрания акционеров, члены совета директоров, члены исполнительного органа и иных органов общества, а также иные работники общества не имеют права выступать в качестве представителей акционеров на общем собрании акционеров.

На практике данное ограничение вызывает нелепые проблемы. Обычно большинство членов совета директоров являются представителями акционеров.

При этом такие члены совета директоров могут быть одновременно руководителями исполнительных органов компаний, которые являются акционерами общества (например, ТОО «А» является акционером АО «Б». Генеральный директор ТОО «А» может быть членом совета директоров АО «Б»).

Однако из-за действующего законодательного ограничения генеральный директор ТОО «А» не может представлять интересы ТОО «А» на общем собрании акционеров АО «Б», т.к. генеральный директор ТОО «А» является также членом совета директоров АО «Б».

Поэтому генеральный директор ТОО «А» будет вынужден выдать доверенность другому лицу на представление интересов ТОО «А» как акционера АО «Б» на общем собрании акционеров.

Сам же генеральный директор представлять интересы ТОО «А» как акционера АО «Б» уже не сможет, несмотря на то, что генеральный директор как руководитель исполнительного органа ТОО «А» согласно своим должностным обязанностям правомочен представлять его интересы во взаимоотношениях с третьими лицами, и действует при этом от имени ТОО «А» без доверенности (ст. 53 Закона «О товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью»).

На основании вышеизложенного нами предлагается скорректировать п. 1 ст.

47 Закона об АО и сделать разумное и логичное исключение для всех членов СД, учитывая их архиважную роль в управлении АО, в части запрета на право выступать в качестве представителей акционеров на общем собрании акционеров. Запрет можно оставить только для независимых директоров, так как они, по сути, де-факто не являются представителями акционеров.

К сожалению, аналогичная проблема возникает, когда руководители компаний-акционеров назначаются членами исполнительного органа общества.

Частое недовольство текущей нормой высказывают руководители иностранных компаний, являющихся акционерами общества, которые трудятся на предприятии и одновременно являются членами совета директоров или членами исполнительного органа общества.

После начала трудовой деятельности в Казахстане перед проведением общего собрания они сталкиваются с последствиями своего «неудачного» назначения. Им запрещено быть представителями акционеров материнских иностранных компаний на ОСА, даже если эти акционеры являются владельцами контрольного пакета акций.

На ближайшем собрании акционеров такие руководители вынуждены уговаривать и уполномочивать (путем выдачи доверенности) своих соотечественников, граждан других государств, приехать в Казахстан для их участия как своих представителей на общем собрании акционеров.

При этом иностранным компаниям приходится нести существенные дополнительные, но бессмысленные материальные и другие затраты.

Также хотелось бы констатировать факт, что данное ограничение также является достаточно неудобным в случае с акционерами – несовершеннолетними лицами.

Как мы знаем, встречаются случаи, когда в реестре акционеров общества находятся несовершеннолетние лица, которые до своего совершеннолетия являются недееспособными. Следовательно, их интересы обычно представляют их родители, как законные представители (действующие без доверенности).

При этом часто такие родители являются крупными акционерами и одновременно занимают должности в совете директоров, правлении общества или других органах общества.

Однако на основании действующего ограничения такие родители, несмотря на то, что они являются законными представителями своих детей, мало того, они сами являются акционерами, однако не имеют права представлять интересы своих детей-акционеров на ОСА.

На практике акционерами для выхода из существующего положения с целью полноценного участия в ОСА привлекается тот из родителей, который не является должностным лицом общества, либо если оба супруга являются работниками общества, то интересы несовершеннолетних детей представляет третье лицо, действующее по доверенности и уполномоченное на это законными представителями. Все это, конечно, приводит к дополнительным, бессмысленным затратам и неудобствам для данных лиц. Исходя из вышеизложенного, мы еще раз убеждаемся, что указание в п. 1 ст. 47 Закона об АО на то, что члены общего собрания акционеров не имеют права выступать в качестве представителей акционеров на общем собрании акционеров является некорректным.

Кроме того, является необоснованным применение понятия «члены общего собрания акционеров», т.к. такого понятия не должно существовать ввиду смыслового значения понятия «общее собрание акционеров», кроме того, на текущий момент точного толкования термина «члены общего собрания акционеров» не существует.

В заключение хотелось бы обратить внимание на то, что вышеуказанные проблемы разрешились бы сами собой, если законодательно, при введении ограничений по представительству на ОСА, утвердить некоторые исключения из правил. Мы считаем, что более логичной была бы следующая формулировка п. 1 ст.

47: «Акционер имеет право участвовать в общем собрании акционеров и ать по рассматриваемым вопросам лично или через своего представителя.

Члены совета директоров, исполнительного органа общества, а также иные работники общества не имеют права выступать в качестве представителей акционеров на общем собрании акционеров, за исключением случаев, когда данные лица могут действовать от имени акционеров по закону без доверенности».

Надеемся, что данное предложение будет положительно воспринято законодателем, учитывая, что это значительно упростит и повысит эффективность корпоративного управления в акционерных обществах.

Источник: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30945967

ВС: Акционеры вправе представлять интересы общества при взыскании убытков с бывшего руководителя

Может ли отдельный акционер выступать представителем общества

ООО «Инвестрезерв» владеет почти 26% акций ОАО «Система». Акционер обратился в суд с требованием о взыскании с бывшего генерального директора общества Алексея Козлова в пользу «Системы» 1,5 млрд руб. убытков.

АС Калининградской области возбудил производство по делу № А21-7230/2017 и привлек в качестве соистца акционера той же компании – ООО «Арпеджио». Однако производство было приостановлено в связи с невозможностью рассмотрения спора до формирования органов управления, имеющих право представлять интересы общества «Система».

В последующем «Инвестрезерв» подал ходатайство о возобновлении производства. Истец сообщил суду о корпоративном конфликте, указав, что формирование органов управления ОАО «Система» невозможно из-за действий других акционеров, совместно владеющих более чем 60% голосующих акций.

Истец обратил внимание суда на тот факт, что «противодействующие» акционеры являются аффилированными лицами ответчика. При этом, как указал «Инвестрезерв», они препятствуют созыву и проведению общего собрания по вопросу избрания органов управления.

В результате этого спор длительное время не разрешается по существу, а ответчик продолжает удерживать и использовать в своих интересах имущество, истребованное в пользу общества, и, соответственно, нарушает права «Системы» и заявителя.

Арбитражный суд отказал в удовлетворении ходатайства. Он руководствовался тем, что, поскольку органы управления ОАО «Система» не сформированы, то отсутствует лицо, наделенное полномочиями представлять интересы данного общества. Суд сослался на п. 1 ст.

53 ГК РФ, согласно которому юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы. Первая инстанция также указала на ч. 4 ст. 59 АПК, в соответствии с которой дела организаций ведут в арбитражном суде их органы.

По мнению суда, отсутствие органов управления является препятствием для дальнейшего рассмотрения дела. Две следующие инстанции поддержали эту позицию.

Тогда «Инвестрезерв» обратился в Верховный Суд с просьбой принять новый судебный акт о возобновлении производства по делу. Судебная коллегия по экономическим спорам учла его доводы и вернула дело в суд первой инстанции на повторное рассмотрение.

В Определении от 26 августа 2019 г.

№ 307-ЭС18-6923 ВС отметил, что отсутствие возможности сформировать органы управления общества не является препятствием для разрешения спора по существу, поскольку акционеры в силу закона являются представителями корпорации и имеют право действовать от имени «Системы» на всех стадиях процесса. В своем ходатайстве «Инвестрезерв» ссылался на ч. 1 ст. 225.8 АПК, однако, как указала Экономколлегия, суды трех инстанций не приняли этот довод во внимание и не дали ему правовой оценки.

Верховный Суд также напомнил о п. 10 Постановления Пленума ВАС от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица». В нем указано, что участник юридического лица, обратившийся с иском о возмещении директором убытков, на основании п. 3 ст. 53 ГК и ст. 225.

8 АПК действует в интересах юридического лица. Коллегия обратила внимание на аналогичное разъяснение в Постановлении Пленума ВС от 23 июня 2015 г. № 25, в соответствии с которым участник корпорации, обращающийся от ее имени в суд с требованием о возмещении причиненных корпорации убытков, в силу закона является ее представителем.

Таким образом, подвел итог ВС, участник акционерного общества, обращаясь в суд с иском о взыскании убытков с лица, входившего в состав органа управления, является представителем акционерного общества, в том числе на стадии исполнения судебного решения, и действует не только в своих интересах, но и в интересах этого акционерного общества. Более того, по мнению Экономической коллегии, отсутствие легитимного исполнительного органа у корпорации не является препятствием ни для рассмотрения дела по спору о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, ни для последующего исполнения судебного акта.

По словам адвоката, партнера международного центра защиты прав Globallaw Андрея Саунина, противодействие мажоритарного акционера в данном случае явно направлено на обесценивание права миноритария на защиту прав общества.

«Не зря в закон было введено понятие процессуального истца, который мог бы добиться исполнения судебного решения против контролирующего общества лица», – сообщил он.

Адвокат рассказал, что в таких спорах общество редко занимает самостоятельную позицию, обычно активные процессуальные действия совершает его участник или акционер.

Андрей Саунин также отметил, что, если в подобной ситуации дальнейшая деятельность общества невозможна или крайне затруднительна, участник корпорации вправе поставить перед судом вопрос о принудительной ликвидации общества. В этом случае интересы юрлица будет представлять ликвидатор.

Руководитель корпоративной и налоговой практики АБ «Леонтьев и партнеры» Мария Волкова указала, что право участников и акционеров хозяйственных обществ на предъявление косвенных исков, т.е. исков в интересах общества, предусмотрено как материальными, так и процессуальными нормами права.

«Представителями компаний в таких процессах являются акционеры, которые пользуются всеми процессуальными правами истца.

Поэтому позиция судов трех инстанций, полагающих возможным приостановить рассмотрение дела ввиду отсутствия органов управления, является неправомерной и вызывает удивление», – подтвердила она точку зрения ВС.

Юрист отметила, что арбитражные суды рассматривают большое количество исков, поданных участниками и акционерами в защиту обществ.

«В практике нашего бюро нам не встречались случаи приостановки рассмотрения дела в связи с отсутствием у общества органов управления.

В данном деле проблема заключалась не в отсутствии правого регулирования, а в отсутствии должного правоприменения», – сообщила Мария Волкова.

Партнер, глава практики M&A, банковского и финансового права юридической группы «Парадигма» Валерия Селиванова полагает, что судебная коллегия своим разъяснением защитила права акционеров и еще раз обратила внимание на механизм действия косвенных исков.

«Определение ВС подчеркивает, что основание приостановления дела первой инстанции является надуманным. Более того, в связи с действиями ответчика можно назвать его искусственно созданным. Суды ни в коем случае не должны поддерживать такое злоупотребление процессуальными правами», – сказала она.

Юрист полагает, что с учетом позиции коллегии по экономическим спорам Арбитражный суд Калининградской области, скорее всего, возобновит производство по делу.

Адвокат, советник Saveliev, Batanov and Partners Юлия Михальчук отметила, что право участника корпорации на предъявление иска к ее директору прямо закреплено как в Гражданском кодексе, так и в специальных законах об ООО и АО. «Участник-истец действует от имени и в интересах представляемой компании, он является истцом в процессуальном смысле, а компания – в материальном», – сообщила адвокат.

Когда суд рассматривает иск участника или акционера к директору, рассказала Юлия Михальчук, самостоятельное участие компании не требуется, поскольку ее интересы уже представляет этот участник.

«Даже когда иск предъявлен к уже бывшему директору, участие нового директора от имени общества также не требуется. Примером ситуации, когда от компании нужна активность, является истребование у корпорации доказательств по ходатайству участников процесса.

Однако и тут юрлицо не привлекается к участию в деле в качестве самостоятельной стороны», – пояснила адвокат.

По мнению Юлии Михальчук, наличие или отсутствие избранных членов органов управления никак не влияет на рассмотрение дела по существу, поскольку от имени компании в суде действует акционер-истец. «Верховный Суд не сформировал какую-то принципиально новую позицию, он лишь правильно применил давно существующие нормы», – заключила она.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-aktsionery-vprave-predstavlyat-interesy-obshchestva-pri-vzyskanii-ubytkov-s-byvshego-rukovoditelya/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.